?

Log in

No account? Create an account
 
 
18 Апрель 2013 @ 10:47
Просветы  
1

Всё происходящее вокруг –
Лишь миражи Левиафана.
Лишь протянутые им нити,
Пленяющие твое сознание,
Как Гулливера сковавшие твою Нерожденность.

Левиафан всматривается в тебя,
Заставляя тебя смотреть на него
И видеть лишь его, не смея
Оторваться взором
И осознать свой Дух.

Лишь на мгновения чудище
Закрывает веки, моргая.
И эти малые промежутки –
Просветы в бесконечность,
Окна твоей исконной Родины.

Когда Левиафан смотрит, ты слеп,
Когда он не видит, ты видишь.
Бойницы в замке, замочные скважины,
Переход между кадрами,
Проблеск смены декораций.

Эти просветы повсюду, и только в них – твоя суть,
Элексир твоей жизни, заряд дыханья.
Перестанешь различать просветы –
И разлетится твоя личность на куски
Вместе с проекцией – телом, и ты бездыханен.

Левиафан нарочно
Притупляет твое внимание
Инерцией карусели иллюзий,
Что привык ты считать мирозданьем.
И ты говоришь: «Ничего нового. Как я устал…»

Твои бойницы зарастают плющом
И в замок уже не проходит свет.
В нем воцаряется полный мрак,
И кости твои гложут черви –
Щупальца Левиафана.

Он переварит тебя, все твое эго,
Всю твою отработанную судьбу,
Измельчит тебя в кашицу, извергнет калом,
Удобрит тем, что было тобою,
Пучину темных вод, из которой всё.

Ты спрашиваешь: разве так должно быть?
Ты спрашиваешь: «Разве для этого
Я был ребенком, радующимся солнцу
И улыбкам родителей, и звукам весны,
И думал, что так – навсегда»…

Раздели со мной вопль и слезу,
Ибо нет у меня ответа.
Раздели со мной вопль и слезу,
Ибо я умолкаю, а как только уста разомкну,
Говорю уж не я…

2

Я замолчал. Послушай мой пульс в тишине –
Это капли осенней крови моей
Танцуют предсмертное танго
В ритме сумрака тихих долин…
Посмотри же!..

Всмотрись же в просветы,
Поймай эту радость за хвост,
Вернись к позабытой мечте
Нерожденного ясного света
Зари первозданной сказки!

Смотри, как в просветах
Играет улыбчивый лик
Твоей первой тайны!
И то, что хранили
Многозначительные вуали.

Ты у костра, мой добрый друг,
У костра наших детских игр,
Ночных посиделок и страшных историй,
В которых – вкус жизни, вкус бездны,
В которых – заветное Никуда и Нигде.

Да, у меня нет ответов, но вновь я болтаю
Ожившим от сна языком про дороги мечты,
Про железнодорожника грез,
Про качели любви, и конечно
Про добрых зверей.

Про свет и про светы. Просветы,
В которые мы убежим.
А впрочем… Куда убегать,
Если всё это – с нами от века.
У жизни основа одна.

Просветов я шесть назову, а ты запомнишь.
Не я разгадал их, но я их прочувствовал в явь.
Я так нареку их: «Безвсехие», «Лунная точка»,
«Город внутри», «Открыли сундук», «Тихий голос камней»
и «Кинопроектора треск».

3

«Безвсехие» - это место без всех и всего,
Самая внешняя в матрёшках бесконечности,
Коробка, у которой никогда не было граней,
Место, куда приходит день, куда приходит ночь,
То, где происходит всё, и из чего всё происходит.

Просвет Безвсехия – это бескрайнее Там-Здесь,
Дом без окон и дверей, приютивший любое мгновенье.
Чистый нечерный-небелый лист,
На котором написан твой ум.
Буква без звука. Бог, не изрекший мысль.

Этот просвет тем хорош, что широк он
Настолько, что сам Левиафан в нем теряется
Беспомощно, как ласковый желтый дракончик,
И ты с умиленьем смеешься над ним.
Так просторно!

О, слышу я звонкий твой смех, но скажи:
Кто же это смеется? Ведь Левиафан уж не властен,
Так кто же теперь в бытии?..
Лишь малую точку увидишь, что с детства к тебе привязалась.
Лишь узкую точечку лунного света извне…

Когда был рожден ты на свет, был ты с миром един,
Все было тобой, был ты домом, размером с Вселенную.
Но наступил день, когда родители тебе объяснили,
Что есть «я» и есть «всё остальное».
Что твоя Вселенная-тело-дом – не продолженье тебя,

И что ты – за стеной того дома.
Доказывая правоту своих слов,
Малую дырочку в дома стене просверлили.
Малую дырочку в лунную ночь.
И заструился внутрь свет – лунная нить.

Сиянье той точки завидев, впервые вскричал ты:
«Я!» «Это Я!» И с мгновенья того осознал
Эту лунную точку единственным источником света,
Озаряющим вселенский дом. И без нее
Видишь ты всё погруженным во мрак.

До рубежа того во младенчестве, до рождения «яйства»
Свет тот нетварный был растворен повсеместно.
Когда же обрел ты себя осознанье впервые,
Стал звать себя «я», тогда сжался в точку тот свет,
Как лунный магический камень, величиною с песчинку.

Тот камень света – точка отсчета
Всего сущего для тебя. Он бесконечно мал,
Но попытайся войти целиком в эту лунную точку
И поймешь, что она – океан
Бесконечного света сознания.

Этот чудной просвет, малые двери,
Игольное ушко, о котором молвил Исус
(Деньги тут ни при чем – об ином накопительстве речь)
Всегда при тебе, потому что это и есть
То, что называешь ты «Я».

Ты молился той дырочке лунной в стене,
Словно дырник-сектант. Как будто бы свет тот – вовне,
А ты внутри, как в темнице. Ныне же знаешь,
Что нет ни «внутри», ни «вовне».
Познал, что может быть точка – вездесущей.

4

Придет, о придет нареченный тот миг,
Когда Лунная точка обнимет собою Безвсехье,
В экстазе с ним слившись,
Как с Вечной супругой Вечный супруг,
Или как в Матку вернувшийся Сын.

…Но теперь мы дальше рассмотрим просветов чреду.
Войди в свое тело, облекись в оболочку тьмы,
Стань на час куколкой бабочки.
Погреби свое внимание во внутреннем коконе,
Где добывают золото рудокопы.

Прислушайся, присмотрись: откуда в тебе
Зарождаются мысли, слова, ощущенья,
Эмоций кусты, можжевельник восторга,
Полипы печали, видений дневных муравьи,
Ориент-экспресс от сердца ко лбу.

Почему не зовешь ты себя Галактикой,
Чёртов ты омут!
Разве не видишь, как суетятся планеты в тебе,
Как расточают глаза твои
Драгоценный Млечный Путь!..

Замри, и зашелестит, загудит, зашуршит
Город внутри. Без движения в нем
Нет того неустанного диалога,
Который ты привык называть «личность», «душа», человек».
Погрузись в поток улиц этого города,

Проследи его траффик, каждый бегущий автомобиль,
Каждого пешехода, спешащего в магазин.
Оцени как горят фонари, как расцветают в нем клумбы.
Это город без мэра,
Это город, сошедший с ума.

Мощный хор его звуков, его голосов,
Криков, движений, света в окнах домов
Сливается воедино
Могучим потоком
Странного электричества

Возьми его, управляй им
Или не управляй, а просто смотри.
Вот вновь промчится Ориент-экспресс –
Посчитай его вагоны,
Внимай музыке рельс и шпал.

Это просвет в пчелином улье,
Который позволяет рассмотреть
Само устройства улья,
Чтобы отделить себя от него
И радостно наблюдать за пчелками со стороны.

5

Ты насладился своим коконом,
Проник в разноцетные лабиринты,
Которыми наградила тебя эволюция.
Что ж! Теперь сбрось его прочь –
Пора бабочке появиться на свет.

В самое первое мгновение
После того, как открываешь глаза
Ты видишь не объекты, не краски, не пространство.
Ты видишь просвет, подобный сверкающей вспышке,
Подобный прыжку в невесомость.

Представь, что открыли сундук,
Вкруг которого ты ходил день и ночь,
От любопытства изнемогая, гадая,
Что за тайны в нем, что за чудеса.
И вот вскрыли замок, распахнули крышку, и…

Первое мгновение – мгновение мистерии,
Мгновение полета Алисы в туннель страны чудес.
Ты еще не различил, что лежит в сундуке,
Но твой ум захлебнулся в великом озарении
От внезапной обнаженности тайны.

Поверни резко-резко голову –
И ты увидишь, о чем я говорю.
В преддверие любого впечатления,
Любой картинки, любого суждения
Всегда шествует он, Блистающий Первопроходец.

Не забывай о нем. Когда моргает Левиафан,
Постарайся подольше задержаться в этой вспышке,
Открывающей все сундуки мироздания,
Наполняющей нас благим удивленьем ребенка.
Да сокрушится рабская инерция дней.

6

Теперь, когда сундуки открыты,
Можно учиться непрестанно
Вслушиваться в речь деревьев, троп и камней.
Дух преломляется в них многоцветными нотами
Радуги-партитуры беззвучных голосов.

Все, что поглощает твой взгляд,
Отзовется тихим голосом тайны,
Тихой песней любви, которой ты полон, не зная.
Сияние – отражение глаз
Прекрасной Дамы внутри тебя.

Таков Тихий голос камней,
Неизменный спутник шаманов,
Приятный зуд в темени,
Сладкое беспокойство
Посреди прогулки в долинах.

Переходя из просвета в просвет
Ты видишь, что жизнь -
Занимательный фильм,
И все более отчетливо слышен тебе
Тихий треск кинопроектора.

Ахиллес никогда не догонит черепаху,
Если не сможет переступить
Через пропасть, которая отделяет,
Следующий кадр бытия
От предыдущего.

Дай взглянуть на тебя, о Мастер кино!
Темный твой лик уж больше не устрашает –
Он манит магнитом, как лампа – мотыльков.
Но я воспользуюсь твоим же даром,
Чтобы стать свободным. Чтобы стать Тобой.

Просветы. Лишь в просветах оживает дух.
Это мудрые звезды, оставленные
На память всем двуногим существам
О той бескрайней уютной Обители,
Из которой выпали искры наших душ.

Спи у ног моих, мой ласковый Левиафан,
Если я захочу, чтоб у меня были ноги.
Стереги смех моей Возлюбленной,
Если она захочет смеяться.
Спокойной ночи. Закрывай глаза.
© A.M.D.