?

Log in

No account? Create an account
 
 
18 Июнь 2013 @ 22:01
Восьмая дхьяна  
Монолог агента Смита из кинофильма «Матрица. Революция»:

— Зачем, мистер Андерсон, зачем? Зачем, зачем вы это делаете? Зачем, зачем встаете? Зачем продолжаете? Неужели вы верите, что сражаетесь за что-то большее, чем ваша жизнь? Тогда скажите мне, что это, если знаете. Свобода? Или истина? Может быть, мир? А может, любовь? Иллюзии, мистер Андерсон, причуды восприятия! Подпорки, созданные примитивным человеческим интеллектом в тщетной попытке оправдать собственное существование, на деле не имеющее ни цели, ни смысла. И все это — столь же искусственно, как и сама Матрица. Лишь человеческий разум мог создать нечто настолько пошлое, как любовь. Вы должны понять это, мистер Андерсон, вам уже пора это понять! Если вы не можете победить, к чему продолжать сражаться? Зачем, мистер Андерсон, зачем, зачем эта настойчивость?

Потому, что это мой выбор. [..]

ps
Если человек поддается на провокации высокоуровневого Тёмного, т.е. даёт чувству страха захватить себя и начинает тем или иным методом вооружаться или защищаться от [..] ~внешней агрессии, то его фокус смещается в область страха [..] Хастур проецирует на человека ответственность за свои деяния, человек ощущает себя в ответе за "мировое зло". Обратный вариант безумия это мания власти над тёмными силами, которые кажутся человеку послушными слугами.)

Второй вариант победы высокоуровневого Тёмного над человеком это также его поглощение, с сохранением социального статуса, но передачей управления его воли непосредственно Чёрному Владыке или одному из жестких эгрегоров, им инвольтируемых. Такой человек - всегда фанатик, обладающий большой силой и мощной энергетикой с жесткими вибрациями, управление которой, правда, ему не принадлежит, хотя у окружающих, вероятно, и возникнет такая иллюзия..

Чем более продуманно изощреннее и жёстче насилие, тем более утонченна энергия страдания. Хастур и высшие демонические иерофанты зла с величайшим злорадным наслаждением питаются этой искаженной энергией, глубоко при этом презирая людей, совершивших злодеяния. Особенно они почитают энергию страдания возникающая при духовных страданиях - уничижениях своих тел религиозных фанатиков и духовных самоунижителей - вериги, добровольные заточения в темнице, прижизненное мумифицирование себя, крестовые походы насилия, пытки инквизиции и т. д. и т. п..
[..]
Несмотря ни на что, Нео продолжает бороться, иногда даже кажется, что наш мессия близок к тому, что он победит Смита — этакого кибер-демона, и эта победа дарует жизнь [пробуждение/свободу] людям. Но это совершенно бессмысленно и бесполезно, ведь Смит — это все, кто есть в его иллюзорном мире, это его собственное на тот момент существование, и его невозможно победить [внешней/грубой] силой. /Когда Хастур чувствует, что ~энергетика человека высокого служения перешла опасный для схемы ["Матрицы"] рубеж, он проецирует свое "чувство тревоги" на человека, инвольтируя его чёрного [Тень]/

Когда, наконец, Нео становится близок к полному смирению с тем, что уже невозможно что-либо сделать, он произносит: «Ты был прав Смит, ты всегда был прав». Нео сдается тотально и без сожаления, позволяет Смиту слиться с собой, отдает себя без малейшего сопротивления полностью и просветлевает.

Смит — это Тень Нео. Все это время он боролся сам с собой, вообще вся битва происходит в его сознании. В фильме присутствуют моменты, где Нео и Смит бьют друг друга и отлетают, словно от зеркала. Прорицательница говорила ему: «Нео, Смит — это ты, он твоя темная сторона». Победив свое эго, смирившись отбросив все устремления, желания, попытки выбирать и действовать, Нео отдается реальности. В какой-то момент есть только Смиты, больше никого, и тогда наступает катарсис, болезнь выходит через обострение эго растворяется.

Еще в ходе фильма Прорицательница говорила: «Разве ты выбирать ко мне пришел? Твой выбор сделан». Пока Нео считал, что у него есть выбор, [..] были сомнения. Смит спрашивает Нео, почему, во имя чего он действует. Ответ Нео подчеркивает осознание им того факта, что он действует потому, что выбрал действовать.
[..]
Мы изначально ничего не имеем, и терять нам на самом деле нечего, но лишь потеряв все эти мелкие частности (распознав их как иллюзии, просто мысли), которыми, как мы думаем, мы владели, мы обретаем всю Вселенную. Через преодоление страха потери индивидуальности [в "мистическом самубийстве"].