?

Log in

No account? Create an account
 
 
23 Сентябрь 2013 @ 14:26
Версия о происхождении павлинизма / repost  
О Маркионе известно, что он был богатым хлеботорговцем из Понта (р-н Синопа в нынешней Турции), приехал (около 140 г. ) в Рим, внес очень нехилый взнос на общину и стал чем-то вроде второго римского епископа.

Вопрос, который хочется поднять, касается одного из самых непреложных оснований "христианской" веры, одного из столпов этой веры – личности апостола Павла и его "миссионерским" трудам, благодаря которым он стал известен. А если еще точнее - по каким источникам нам известен Павел как личность и какие источники ссылаются на него, утверждая как реально существовавшего исторического персонажа.

Послания апостола Павла являются после Евангелий важнейшим документом "священной новозаветной письменности". Обращенные к отдельным церковным общинам, они еще в первые века пользовались авторитетом у многих христиан: их читали на молитвенных собраниях, переписывали, распространяли.
Сведения о жизни самого Павла известны нам только из Деяний и Посланий. Надо отметить, что Деяния написаны не ранее сороковых годов второго века и являются результатом антимаркионистской полемики. Подробнее об этом можно прочитать в исследованиях на данную тему.

Что касается Посланий, то несмотря на то, что Послания Павла якобы были известны св. Клименту Римскому (90-е гг I в.), св. Игнатию Антиохийскому (начало II в.) и св. Поликарпу Смирнскому (ок 110-120 гг), достоверно известно одно, что первый, известный нам, сборник Посланий Павла опубликовал Маркион.

Опираясь на исследования П.-Л. Кушу, который доказал, что Маркион был добросовестным собирателем, хранителем и публикатором посланий апостола Павла, мы можем вполне достоверно предположить, что посланий Павла, как и самого Павла до Маркиона, прибывшего в Рим в 142 году, никто не знал.

Как считают исследователи, сборник посланий не был отредактирован и сокращён Маркионом, просто вскоре после того, как Маркион привёз в Рим и опубликовал послания Павла, собранные им во время плаваний по Средиземноморью на своих кораблях, пресвитеры римской общины чудесным образом обрели сначала "ещё более подлинную" исправленную и дополненную версию посланий, а затем и пастырские послания. Источники этого воистину мистического приобретения покрыты мраком.

Др. Ларднер, на основании свидетельств Иеронима и Августина, допускает, что Маркион был писателем (Lardner's works, vol. 4, p.526.) Он проповедовал и распространял свое учение двадцать лет, и с таким успехом, что ко времени Епифания его последователи встречались в каждом народе под небом.

Первый Новый Завет был составлен и опубликован Маркионом на греческом языке. Он состоял из «Евангелия» и «Апостола»; ни Деяний, ни Откровения, и только одно Евангелие.

В Апостол входили десять Посланий Павла: Галатам, 1 и 2 Коринфянам, Римлянам, кроме 15 и 16 глав, 1 и 2 Фессалоникийцам, Ефесянам, Колоссянам, Филимону и Филиппийцам; в том порядке, в котором они здесь перечислены (также часть Послания к Лаодикийцам). Этот канон Нового Завета был подготовлен и опубликован вскоре после его прибытия в Рим; возможно, около 145 года. Баринг-Гулд полагает, что Евангелие он принес с собой из Синопа (Lost and Hostile Gospels, с. 241).

Тертуллиан обвиняет Маркиона в том, что он не дал своему Евангелию никакого названия. Оно называлось просто «Евангелие» и иногда «Евангелие Господне». Маркион утверждал же его на авторитете самого Павла. Однако, почти все, что нам известно о Маркионе, мы получили от Тертуллиана и Епифания, которые – оба – были его непримиримыми противниками, не слишком стеснявшимися в средствах выражения своей любви к нему.
Баринг-Гулд полагает, что церковь Синопа, где жил Маркион, получила от Апостола Павла собрание записей о жизни и учении Христа; так Маркион приобрёл евангелие, которое позднее принёс в Рим.

Всё вышесказанное, позволяет высказать следующее предположение, что Маркион, будучи не только судовладельцем, но и очень умным человеком, обладающим также определенным писательским талантом и талантом проповедника, приобрел во время плаваний по Средиземному морю некий источник – Евангелие Q, возможно очень близкое по содержанию к Евангелию Фомы из библиотеки Наг-Хаммади и возможно некоторые другие источники, содержащие первоначальное Учение Христа. На базе этих источников, Маркион, придав повествовательный характер исходным логиям, создает свое Евангелие, которое известно нам со слов "отцов-ересиологов", как сокращенное Евангелие от Луки, хотя многие исследователи приходят к мнению, что доказательств использования Маркионом Евангелия Луки не существует, а как раз наоборот – Евангелие от Луки является дополненной и откорректированной версией Евангелия Господня от Маркиона.

Тут хотелось бы пойти немного дальше и выдвинуть следующую версию, а именно, что для подкрепления авторитетности своего Евангелия, Маркион, наверняка опираясь на некий прототип проповедника, известного в Малой Азии (а возможно и вообще, пользуясь только своим талантом писателя, изобретает его сам), просто придумывает апостола Павла, его историю, которой просто нельзя не доверять, принимая во внимание столь чудесную историю обращения гонителя христиан Савла в ревностного последователя учения Христа, и сочиняет десять посланий к различным общинам. Сочинив такой авторитетный персонаж, проповеди которого были достаточно близки по содержанию к первоначальному Учению Христа, Маркион идет по вполне пагубному пути, публикуя первый канон, то есть фактически пытаясь закрепить некие постулаты Учения, как единственно верные (за это его вряд ли можно похвалить, как подкинувшего очень удачную, а впоследствии не менее удачно реализованную, идею иудействующим ортодоксальным христианам). Несмотря на то, что Маркион создал в Риме общину, даже превышавшую ортодоксальную, он видимо наталкивается на противодействие римской общины, в среде которой уже буйным цветом процветает синкретизация иудаизма с первоначальным христианством.

Пресвитеры римской общины с радостью принимают идею канона и авторитетность мифологического персонажа Павла, достаточно быстро корректируют маркионовское Евангелие, послания Павла и издают книгу Деяний, которая призвана подтвердить достоверность и авторитетность Павла и его посланий, соответственно додумывая историю и персонажей, и начинают клеймить Маркиона как еретика.
Видимо более простая и доходчивая ортодоксальная парадигма пришлась по душе большинству последователей христианства и уже значительно позднее закрепилась законодательно с помощью императора Константина, что окончательно развязало руки ортодоксам, которые достаточно быстро устранили еретиков и их литературу.

О Павле, как мифе от Маркиона уже никто не задумывался, его авторитет и достоверность были закреплены законодательно. Несмотря на то, что в принципе никаких иных свидетельств о самом Павле просто нет, а все, которые имеются, относятся ко времени уже задолго после смерти Павла, да и основываются только на тех же самых Посланиях, так удачно приобретенных Маркионом, или на Деяниях, составленных уже в целях косвенного доказательства существования апостола (случай побиения Стефана).

Неужели это возможно? Ведь Павел, если он был реально существовавшей личностью, весьма известной (если следовать его же словам о нем самом), должен был иметь учеников. Но почему-то сведений о таких учениках нет (кроме якобы Луки, но вопрос о нем остается не только открытым, но и очень спорным, ввиду явных позднейших правок, о которых есть немало исследований), кроме слов опять же самого Павла. Почему никто из учеников, если таковые были, не говорит о своем знаменитом учителе? И почему труды Павла никому не известны вплоть до момента их обнародования Маркионом? Так был ли апостол Павел? Или же апостол Павел – выдуманный Маркионом персонаж, оторвавшийся от своего создателя и заживший собственной жизнью, став одним из столпов христианской веры и церкви?